«Я хочу поблагодарить бразильских и русских на американской полярной станции»

9df2aecbdaf302226995084c1a234920

© РИА Новости. Валерий Мельников

Москва, 25 мар – РИА Новости. Российский полярник Игорь Мельников, научный руководитель проекта «мобильный полюс» Русского географического общества, рассказал о том, почему важно изучать льда на Северном полюсе, как он стал полярным исследователем, и в этом были замешаны спецслужбы, а также о том, как изменение климата влияет на Арктику и ее исследование.

Игорь Алексеевич Мельников, один из ведущих российских полярников, который занимается изучением тайны льдов и жизни в Арктике и Антарктике с 70 годов прошлого века. Почти каждый год он отправляется на Северный полюс земли, где русские полярники организации дрейфующей полярной станции. Главный научный сотрудник Института океанологии имени п. П. Ширшов сообщил «РИА Новости» о своей карьере и жизни за Полярным кругом.

— Вы говорили о превратностях общения с КГБ и об экспедиции, которая была проведена в районе канадских арктических островов. Вы когда-нибудь столкнетесь с вниманием иностранных спецслужб во время экспедиции у берегов «вероятного противника»?

«Рассказать забавную историю. Естественно, все друг с другом шпионили и шпионят, это ни для кого не секрет. Но есть один аспект, связанный со мной лично. В 1997 году я был приглашен в США-канадский ледокол экспедиции де Crossener, который был заморожен во льду, на борту которого мы перемещались на год».

По словам Мельникова, в один прекрасный день командир пригласил всех участников беседы во время дня рождения о том, что они делают и какие части Арктики они изучили в предыдущих экспедициях.

© Фото: из личного архива Игоря Melnikovite «Северный полюс-22″, «спас» спецслужбами США и вывезли в Америку

«Когда я добрался до поворота, мне показывают, что я на дрейфующей станции СП-22, и что я держу в руках табличка с надписью «Советской дрейфующей полярной станции СП-22″. И вдруг кто-то сзади сказал: «Это знамя находится у меня дома в Калифорнии». Я поворачиваюсь и начинаю с ним спорить, мол, это вокзал ушел на дно океана в 1980 году, о чем ты говоришь?».

Реальность – когда станция была закрыта, и советские полярники ушли, туда пришли американцы, все замеры, собрали все что там было и привез ее в США.

«У меня есть фотография, когда я пришел к нему в гости, где мы вместе держим этот баннер. Сегодня я и Валерий Лукин, начальник станции, пытаясь получить баннер домой. В общем, силовики пришли и забрали. Есть еще один забавный случай в 1976 году, когда мы заново открыли СП-23″, — продолжает ученый.

По его словам, канадские исследователи оставили на станции, радиооборудование и некоторые научные приборы, которых наши спецслужбы «экспроприировали». Лопнул крупный международный дипломатический скандал, была музыка, канадские власти потребовали возвращения всех вещей, или, по крайней мере для передачи информации.

— В последние 10 лет ситуация вокруг границ в Арктике и ее членов стремительно политизируется. Это помогает или мешает изучению его тайн?

«Теперь санкции, например. Но когда мне нужно было найти пробоотборник для отбора проб льда, позвонил коллегам из Америки, Джимми Моррисон и Энди Хедберг, которые каждый год прилетают к нам на Северный полюс, и попросил их взять это устройство. Они связали меня с Норвежцами и скоро будем летать на новом устройстве. Если в политике есть разногласия среди ученых нет».

Он говорит Мельников, в его карьере произошло в аналогичном случае, и на другом полюсе, в Антарктиде. В 1986-88 годах, российский Полярный исследователь, провел около 14 месяцев на польское название станции Ростовского, где он предложил польской Академии наук. Он находится на острове Кинг Джордж, где другие полярные станции.

© РИА Новости. Валерий Melnykovich, Гавайи и книги Хрущев: жизнь полярников на дрейфующей льдине»перед нами был Бразильский станции Ферраз. Однажды пришел к нам два парня и спросил меня: Игорь, не могли бы вы помочь нам отобрать образцы земли, льда, с высоты нескольких сотен метров над уровнем моря. Мы вышли, двое бразильцев и русских, подняться на ледник, — это 2-3 градуса тепла. Но погода в Антарктиде стремительно меняется, и мы по радио сказали, что погода меняется. Идти было далеко – приблизительно семь миль».

По словам Мельникова, близки к этому рубежу был американской орнитологической станции, где в тот момент никого не было. «Мы пошли туда, спуститесь вниз – ключ в замочной скважине. Нашли плитку, мясо, виски и сигар. Я курю сигару и думаю, что это может быть только в Антарктиде, которые американские станции двух бразильцев и русских. В своей гостевой книге я записал со слов одной из песен Б. Окуджавы – «…когда метель ревет как зверь, медленно и сердито, не закрывайте вашу дверь, пусть дверь открытой».

— Вы когда-нибудь встречали белых медведей и других арктических животных во время экспедиции, были ли у вас бежать от них или избежать их внимания?

— На моей памяти было два таких случая. В 1975 году я ушел и решил собрать пробы воды и льда на расстоянии 5 километров от него, чтобы предотвратить загрязнение. Обычно идут три-четыре, так как везти 20 литров воды одной было тяжело.

Обычно со мной ходили наши военные, которые сопровождали нас во время экспедиции. У них были карабины, и по пути мы расстреляли все свои боеприпасы. Мы вернемся, и я вижу маленькую желтую точку. Я посмотрел и увидел справа между нами и станцией белого медведя, крупного самца. Я понимаю, что у нас есть оружие, но нет патронов.

С нами была собака, но она не пахнет медведь – расстояние примерно 500-600 метров, но видели его и испугались моряки. Они разбегались в стороны, пятки сверкали. Мы не можем держать их, двигаясь в направлении медведя ходил. К счастью, он был наполовину слеп или просто не заметил, и никто не был съеден. Это была настоящая глупость.

© Фото: из личного архива Игорь Мельникович с белыми медведями на Северном полюсе

Вот второй случай. Во время экспедиции СП-23 в 1977 году мы построили шатер для дайвинга оборудование, которое находилось в трех километрах от станции. Разыгралась буря, и мы нырнули семь дней. Когда погода улучшилась, мы отправились кататься на лыжах и решил проверить состояние оборудования. Оказалось, что там поселилась медведица с медвежатами.

Медведь учуял нас, и они покинули шатер. Все время надо помнить, что медведи живут в Арктике, и что их наличие необходимо учитывать. Когда я работал с американцами и канадцами в 1997 году в рамках ШЕБА, мне тоже приходилось ездить на дальние расстояния к местам забора воды, по одному, во время полярной ночи, на снегоходе. Я смотрел и гадал, будет следующий снег медведя. У меня был карабин, но я прекрасно понимал, что я даже не успел вытащить его, если вы сталкиваетесь с животным.

Поэтому мы должны понимать, что в стране белых медведей нужно все просчитать. На PS-23 был бездарно убит медведем, когда парни попытались ее сфотографировать, и она пошла, чтобы защитить своих детенышей и молодых медведя, победившего воровать объедки из мусорной ямы, мы решили не сразу отъехать, а потом пришлось его пристрелить, когда он украл две коробки кур.

На противоположном полюсе, когда я работал с поляками, я дважды имел дело с морской тюлень-леопард, который напал на меня под водой, во время дайвинга. Видимо, он думал, что я конкурент или добыча. Первый раз я увидел его, и проблем мне удалось избежать, а второй раз водоросли уже цветет, ничего не было видно, и я боялась, что он будет CapNet меня за шею.

Здесь надо понимать, что все ошибки в отношениях медведей, тюленей и людей человека. Нужно знать, что вещи вы не должны делать, чтобы защитить себя и не навредить животному.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.